Консультация доверительного лица без временных ограничений, процесс ознакомления адвоката по уголовным делам с материалом уголовных дел, судебные разбирательства

Консультация доверительного лица без временных ограничений, процесс ознакомления адвоката по уголовным делам с материалом уголовных дел, судебные разбирательства

Как известно, в уголовном деле не может быть мелочей, так как любая подробность, каждое обстоятельство, даже самое незначительное с точки зрения законов может иметь судьбоносное значение для человека, а в руках хорошего адвоката по уголовным делам, коренным образом повлиять на дальнейшее развитие уголовного дела. Нередки случаи, когда получается переквалифицировать дело большей тяжести на дело меньшей тяжести.
Например, в 98-99 годах, когда ещё не был введён новый Уголовно-процессуальный кодекс, в одном из районных судов Москвы, два строителя обратились за услугами к адвокату по уголовным делам. Проблема заключалась в том, что они занимались ремонтом общежития, один – русский беженец из Узбекистана, другой – украинец. Проживали в том же самом общежитии. По соседству с ними поселились шестеро жителей Бангладеш, торговавшие на одном из местных рынков. Следствием было установлено, что строителями был совершён разбой, во время которого они завладели денежными средствами в размере 300 долларов США и несколькими тысячами рублей. Наряд милиции задержал строителей в их комнате, куда они и направились после совершения преступления.
Всё бы хорошо, но многое никак не укладывалось в одну цепочку, например, когда наряд милиции первый раз обыскивал задержанных и их место обитания, украденных денег обнаружено не было. Во время второго, который состоялся через пару дней, было найдено всего двести долларов США, которые оказались поддельными, рубли же обнаружены не были. Травмы, нанесённые сторонам, так же не соответствовали ситуации, так как беженец из Узбекистана был довольно сильно побит, а среди представителей Бангладеш повреждения были только у одного, и то, это было порезом пальца ноги.
Как оказалось, ситуация была следующая: строители решили выпить и закусить после трудового дня и пригласили к себе на застолье представителя Бангладеш. Когда они сидели и выпивали, к ним зашёл старший среди бангладешцев и в грубом виде выразил своё недовольство по поводу употребления алкоголя, ведь они являются мусульманами и выпивать им нельзя. Не исключено, что своими словами он зацепил беженца из Узбекистана, нередко слышавшего и там подобные высказывания.
Через какое-то время он схватился за трубу и отправился искать нагрубившего ему мужчину. Выбивая подряд все двери, он нашёл ту, которую искал, где находился обидевший его человек и его пятеро товарищей. На стороне банглодешцев было явное преимущество в количестве, поэтому они быстро отобрали трубу и с её же помощью начали бить неожиданно появившегося гостя. Рассекли ему кожу на голове, была пролита кровь. Подоспевший житель Украины пришёл за товарищем, отвёл его в комнату, перебинтовал и положил спать.
Граждане Бангладеш стали обсуждать, как же им дальше поступить, ведь ими были нанесены телесные повреждения и у них могут появиться проблемы.
Ими было принято решение вызвать наряд милиции и рассказать свою версию произошедшего: идя по коридору, гражданин Бангладеш увидел идущих на него двоих строителей, один невысокого роста и моложе (русский беженец из Узбекистана), другой повыше и постарше (житель Украины). Тот, который пониже, стал угрожать ему ножом и требовать деньги, а второй начал бить его в область живота ногами и так же вымогать деньги. Испугавшись, банглодешец дал нападавшим несколько тысяч рублями и три купюры по 100 долларов США. Товарищи же его стояли и смотрели на это, но вмешаться побоялись, а решили сразу вызвать наряд милиции.

Следствием были записаны показания всех бангладешцев с особой тщательностью, учитывая мельчайшие подробности. После этого свидетели и потерпевший поспешно переехали подальше от того места и не оставили даже адреса. В суд было направлено уголовное дело по обвинению в разбое.
За пару дней до заседания суда, адвокатом по уголовным делам были услышаны предварительные прогнозы суда, а именно судьи: «Ничего не поделать в деле с таким количеством свидетелей, налицо факт разбоя, скорее всего девять лет, а все несовпадения, обнаруженные адвокатом, так такая его работа, обеспечивать защиту по уголовным делам, а против показаний свидетелей ничего не сделать».
Но ведь проблема в том, что свидетелей уже на месте не было, они уехали в неизвестном направлении.
Поскольку исчезла возможность провести допрос потерпевшего и свидетелей во время судебного заседания, было решено огласить показания, которые записал следователь. Для адвоката по уголовным делам это было как раз то, что нужно, ведь согласно уголовно-процессуальных правил, запрещено обращаться к материалам дела, которые не были изучены во время судебного следствия. Оглашение показаний заняло довольно длительное время, но что делать, такова процедура, во время зачтения никто из присутствующих даже особо не старался вникнуть в подробности, так как все показания были практически одинаковыми, но в том и дело, что практически.
Неизвестно в чём была проблема, может свидетели не достаточно хорошо обсудили свою версию, или же ошибка была допущена следователем, но оказалось, что: двое говорили, что нож находился у того, что повыше и постарше, а четверо утверждали, что у молодого, который пониже. Таким образом, было обнаружено противоречие, а для его устранения был необходим дополнительный опрос свидетелей. А этот вопрос очень принципиальный, так как речь шла о преступном деянии, которое требуется описывать в приговоре.
Учитывая новые факты, адвокатом по уголовным делам было заявлено ходатайство о необходимости допроса свидетелей и потерпевшего в судебном следствии. Вот только найти то их очень непросто. Перед судом встал довольно непростой вопрос, адвокатом было выявлено и закреплено в процессуальном порядке противоречие, которое нельзя устранить и не брать во внимание при вынесении приговора. Как уже говорилось, рассмотрение дела проходило до того, как был введён новый Уголовно-процессуальный кодекс, поэтому дело нужно было направить на доследование.
Для следователя это было полным крахом, совершить такую грубую ошибку, что теперь и невозможно было выяснить, кто же угрожал ножом, а кто бил. А ведь это дело уже было учтено в отчётности. Но факты налицо, поэтому обвинения о разбое были сняты, осталась только квалификация о хулиганстве, во время которого были использованы предметы, применяемые в качестве оружия (труба из металла, которую использовал строитель).
После проведения новой редакции, уголовное дело снова оказалось в суде, были учтены приведённые адвокатом по уголовным делам смягчающие обстоятельства и вынесен довольно мягкий (по сравнению с ожидаемым) приговор: лишение свободы на девять месяцев за хулиганство, а так же компенсация ущерба за выбитые двери.
Судья задала вопрос, будет ли обжалован приговор, на что осуждённые ответили, что нет, ведь до освобождения им оставалось всего лишь две недели (восемь с половиной месяцев они уже отбыли до оглашения приговора).

Задать вопрос адвокату